РапксниДечебал Григоруцэ
авторский сайт композитора
 
 

Дневник нормального человека.

У Оззи Озборна есть альбом “Diary of a madman“. Но я ведь не Оззи Озборн, не так ли? А потому события, описанные в этой рукописи могут принадлежать нормальному и только нормальному человеку. Вы сразу это поймёте, как только углубитесь в чтение. Кстати, всё, о чём здесь так красноречиво повествуется, произошло на самом деле. Любые несовпадения с действительностью — случайность.

Д. Г.

06.09.**. Мы любим всё новое. Да так сильно, что бережем его тысячелетиями.

12.09.**. Легкомысленный взгляд поверх голов. Кажется я Тебя понял. Ты вправе рассчитывать на это, но мой испорченный телефон работает исправно.

13.09.**. Больше всего жалею я о том, что вижу это лишь я. Но благодарю Бога за то, что другие не видят этого.

24.09.**. Смотрю в лица и вижу собак. Белых собак с красными глазами. Они рвутся с цепей и жалобно скулят. Но уже близко судья, уже близко хозяева. Я не сплю, но их шаги застанут меня врасплох. Они высекут большими буквами "ВИНОВЕН" и будет так. Теперь лишь робко подглядывают они сквозь глазные щели говорящих со мной. Лишь изредка скрипят половицы под затекшими ногами. Они ждут.

28.09.**. Я скажу. Я скажу Тебе всё. Ты будешь знать то же, что и я. Ты измеришь меня и мой мир. Ты проживешь их, как еще одну жизнь - подарок самоубийцы. И пусть смеются над Тобой, если примешь Ты этот дар. Прости их. Что могут знать мертвые о загробном мире?

01.10.**. — Кем ты хочешь быть?
— Учителем.
— Учителем чего?
— Летания.
— А не боишься ли ты, что твои ученики на первом же уроке выбросят тебя из окна?
— Это и будет темой первого урока.

 
 
03.10.**. Пускаюсь на поиски давно найденных вещей. Найдя, выбрасываю вон, чтобы снова искать. Наверное ту же радость испытывает пес, бегая за брошенной палкой.

08.10.**. Ноги привычно несли меня в нужном направлении. Еще минута и я буду на месте. Шаг в круг. еще один. Я не сразу понял кто это. Сперва мне показалось, что это троица подзагулявших студентов возвращается с вечеринки. Слишком уж напоминали они людей. Но вот голоса смолкли. Меня заметили. Одна из темных фигур отделилась от остальных и прошла совсем близко от меня. Черное лицо. Лицо без глаз, без носа, без губ. Пронзительный взгляд тьмы. Притворяясь безразличным, медленно покидаю зону. Двое других на некотором расстоянии следят за мной. Я чувствую, как их взгляды шарят по моей спине. Дойдя до границы, они останавливаются и наблюдают до тех пор, пока я не скрываюсь из виду. Вторая попытка. Иду с другой стороны. Они стоят в центре и о чём-то совещаются. Снова отделяется одна из фигур и смотрит на меня в упор. Я знаю, что невидим. Но только не для них. Кольцо замыкается.

16.10.**. Кошка сидит под кроватью. Откуда ни посмотри на нее, всегда поймаешь ее взгляд.

26.09.**. Медленное прикосновение к зрачку. Я снова слеп. Лишь изредка легкое движение совершенства на краю зрения.

27.09.**. Когда я говорю им, они просят всё новой и новой лжи, и строго следят, чтобы ложь была точной.

02.10.**. Когда листья летят над желтыми холмами, когда солнце стоит у края земли, а люди словно облака струятся сквозь реку моих снов, время течет медленнее, а слух начинает различать звуки снежной колыбельной.

03.10.**. В каждый миг своего существования я думаю об одном и том же. Жаль, что когда придает время сменить мысли, меня уже не будет.

10.01.**. Он стоит за дверью в прихожей, сопит и сморкается. Наверное он нездоров. Наверное у него опять забит хобот. Как это ужасно — полный хобот насморка!

07.06.**. Еще один взгляд. Еще один взмах. Я не могу придумать последнее слово. В который раз я ставлю точку, но получаю лишь многоточие.

11.06.**. Бесконечный дождь. Этот дом — ковчег и Ты спасешься. Мой черный парус постепенно намокает и медленно погружается вглубь.

12.06.**. Много пустых и грязных домов. Бессмысленно искать в них кого-то, бессмысленно бегать по гулким этажам и, заглядывая в изуродованные комнаты, ворошить чужой и от того невыносимо мерзостный хлам. Бессмысленно расспрашивать незрячих свидетелей и глухих очевидцев. Они и обо мне то знают лишь понаслышке.

23.07.**. Не смотрите на меня! Я вымысел, бред, я сплошное враньё! Ну что же вы в самом деле!!!

30.07.**. Стёкла, стёкла, куда ни бросишь взгляд. И лишь одно прозрачное... Потому, что выбито.

01.08.**. Не смотри в окно. За окном человек. Темный силуэт. Знакомый, чужой. Он смотрит на тебя, а ты не смотри. Не смотри...

04.08.**. "Будем откровенны. Я не должен быть таким. Пора решительно измениться раз и навсегда". Как древний сфинкс это смотрит на меня, не меняясь от века.

 
 
07.08.**. Сильных ненавидят, слабых презирают, умным завидуют, над дураками смеются, говорящих не слушают, молчащих подозревают, действующим противятся, праздных порицают... Не думай о том каким быть перед ними. Для них ты всегда виновен.

09.08.**. Куда бы ни шел я, мой путь к Тебе.

10.08.**. Долго сижу, всматриваясь в глубину черного зеркала. Очертания комнаты постепенно расплываются, и я вижу недвижимые деревья, потухшие дома и серое небо. В черном зеркале, невидимое глазу, мое отражение всегда спит.

11.08.**. Невозможно пойти по воде, не зная, что это вода. Незнание — ложная вера.

12.08.**. Я всё понимаю. Я всё могу объяснить, даже собственные невежество и ограниченность. И от того нет веселья в душе моей.

21.08.**. Как интересно! И так, и сяк всё получается по-вашему. Решишься — предательство. Отступишь - тоже предательство. Налево, направо ли, прямо или назад — предательство, предательство, предательство... Три виселицы — выбирай любую.

22.08.**. Представь себе темную комнату и силуэт молодой женщины, распятой на стекле. А ты идешь мимо, как будто ничего не случилось.

25.08.**. Наверное человек не способен исправиться. В худшем случае он может отсечь себе пару конечностей... Или сделать вид, что отсек. В этом смысле головоногие имеют массу преимуществ.

04.09.**. И вот пойдет снег. Он занесет меня. Он покроет всё прожитое мной, оставив лишь чистые листы. Чем заполнить мне их?

05.09.**. Немного отчаяния — и ты романтик. Немного веры — и ты оптимист. Немного терпения — и ты философ... Всего понемногу и ты — никто.

06.09.**. Один — больше, чем три; три — больше, чем семь; семь — больше, чем двенадцать. Двенадцать — гораздо больше, чем шесть миллиардов.

07.09.**. Не так сложно выделить тот или иной ход в этой партии. Гораздо труднее понять где играют белые, а где черные.

08.09.**. Кто это в черных кожаных одеждах? Из под темных очков пасть колодца. А на самом дне водоворот. Прыгай, не бойся. Вперед! Не надо сомневаться! Тот, кто сомневается, не спасется ни от смерти ни от жизни.

09.09.**. А вот и сама судьба! С подарками.

10.09.**. Три пылевых облака в темно-серых плащах с острыми капюшонами, склонившись наблюдают процесс морального разложения. Как сосредоточен их облик! И трудно поверить в их полное безразличие.

11.09.**. Везде знаки. На каждом дереве номер. Номера совпадают. Дороги идут параллельно, хотя это и не заметно глазу. Но изредка в просветах между деревьями я вижу Тебя и машу рукой. Номер двадцать девять, номер тридцать, номер...?

12.09.**. Страшный суд всегда. И с каждым днем все страшнее.

 
 
14.09.**. Опять в начале. Всё снова, как будто не было ни единого шага до сих пор. Я пришел бы в отчаяние, если бы это не давало ощущения вечной молодости.

03.10.**. Если не можешь догадаться сам, то и не спрашивай. Спросишь — тебя же привлекут к ответу.

04.10.**. Кругом бескрайняя пустота. Я постоянно бормочу про себя: "Всё кончено. Всё впереди. Всё кончено. Всё впереди. Всё кончено. Всё впереди..." И я всегда прав.

05.09.**. Он в тебя верил, а ты его предал. Предательство — преступление против веры. Недоверчивый человек учит предавать. Циник — магистр предательства.

05.10.**. Из подъезда выходит человек. Один. Вслед за ним люди. 2, 3, 4... Медленно и как бы нехотя покидают они свои жилища, заполняя обширный двор. ...24, 25, 26... Никому не известно, почему всё должно быть именно так, но все знают, что по-другому быть просто не может. ...98, 99, 100... Сто человек — это совсем не много. Но вот уже и другие подъезды открыты. ...150, 157, 163... Здесь ничего не будет. Бытия стало слишком много. Мы ошибались, когда думали иначе. ...244, 267, 290... Мы всегда думали иначе. И наверное это единственное слово, которое Подходило для определения наших мыслей. Не хорошо, не плохо - никак, а только иначе. ...386, 429, 594... Числа прекрасны своей верностью. Они всегда только то, что они есть. На другое они и не претендуют. Если бы я выбирал людей, я искал бы среди чисел. ...938, 1265, 441... Почему-то сегодня мне трудно считать. Их уже достаточно много. Но как бы много их ни было, они обязательно закончатся. Лишь числа не кончаются никогда. ...2321, 2978, 3609... Если вам придется считать вместо меня, никогда не выделяйте никому из них больше одной единицы. Этим вы лишь запутаете себя. Но какими величинами ни раздувалось их тщеславие, людей всегда будет меньше, чем чисел. ...4368, 6844, 7993...Пора округлять. Их становится слишком много. Я заметил, что когда их становится слишком много, малые количества перестают иметь значение. Их можно легко отбрасывать. ...11000,12000,13000... Я не думаю, что может быть иначе. Может быть только так. Возможно это хорошо. Или плохо. Или как угодно. Но это только так и никак иначе. Если думаешь ТАК, легко попасть в тройку, в десятку, в сотню. Люди почти всегда очень счастливы попаданием в число. Если бы я был числом, я смеялся бы от души. ...15000, 16000, 16000... Числа повторяются. Дело к концу. Сегодня еще не самый тяжелый день. ...16000, 17000, 17000... Немного подождем. ...17000, 17000, 17000... Люди закончились. Теперь остальные. В любом доме всегда есть остальные. По своей воле они никогда не выходят, но не стоит слишком церемониться с ними. Ведь их даже считать не принято. ...17000, 17000, 17000... Теперь нет и остальных. Остался только ОДИН. Но его никто не тронет, потому, что он остается всегда. И всегда один. ...один, один, один.

06.10.**. Здравствуйте, владельцы собак. Будьте здоровы, владельцы автомобилей. Вам шлю свое приветствие, отягощенные великой заботой. Вам выражаю свое соболезнование, любители рычания и дурных запахов. Не знающие ни сна ни покоя, вы целыми днями храните свои машины, пока ваши собаки хранят вас. А в краткие мгновения отдыха злосчастный рок обрекает вас мыть то машину, то собаку, расплачиваться то за собаку то за машину. И нет спасенья от вездесущей судьбы. Не избежать ее ни на каких машинах, не умчать от нее ни на каких собаках, ибо она всегда с вами, пока вы владельцы собак и машин. И вы любите правду, ибо ваши фары уничтожают малейшую тьму. И вы не знаете неизвестности, ибо ваши собаки мгновенно разоблачают незримое присутствие. И нет никаких тайн там, где существуют машины и собаки. И я радовался бы за вас. Но мне трудно радоваться, ибо в то время, пока вы погибаете в автокатастрофах, собаки загрызают ваших детей. И я проклинал бы вас. Но мне нечего добавить, ибо закрытая машина есть уже подобие гроба, а рычащий пес есть уже предверие ада. А потому лишь слабо надеюсь, лишь робко прошу: Здравствуйте сколько сможете, о владельцы собак. Будьте здоровы, пока получается, о владельцы автомобилей. И пусть отпустит вас ваша великая забота.

 
 
07.10.**. На моих словах нет этикеток. Поэтому они ничего не обозначают. Хватает и того, что они вообще хоть как-то существуют Я беру их как просяные зерна и выкладываю свой узор. И если спросят меня, ЧТО означает это слово или то, я отвечу: Обозначьте его как вам нравится и понимайте в свое удовольствие.

08.10.**. Маленький жук в ослепительной медицинской чистоте. Я обречен быть в центре внимания, скромный житель лесов. Здесь не лес. Здесь живут белые люди. Это их стерильный полированный мир. И сюда влечет меня мое больное воображение. А вот почтенные исследователи, а с ними мастера-хирурги Ну, где же ваши микроскопы и ланцеты? Не утратили ли вы своей формы? Изысканный ритм, как будто щелкают пальцами. Один за другим вспыхивают лучи. Вот он я! Посмотрите! Хотите я станцую под вашу лазерную иллюминацию? Скрупулёзнее, господа! Дотошнее, ну же! Видите маленькое черное пятнышко на белом кафеле? Здесь что-то нечисто...

09.10.**. К чему нам чужие пороки? Чтобы посмеяться, в тайне позавидовав. К чему нам чужие достоинства? Чтобы позавидовать, втайне посмеявшись.

10.10.**. Вновь и вновь меня посещают отражения. Что вы хотите сказать, бледные тени никогда не существовавших людей? Вы подражаете их ужимкам, вы смотрите их глазами. Но зачем? Разве костыль излечил хоть одного инвалида? Или может быть теперь все ходят на костылях?.. Чем больше зеркал, тем меньше сходства. И, если первый был никто, то второй уже кто-то, третий — кто-то определенный, четвертый же облачен гигантской материальностью. И мы верим ему. Мы даже радуемся ему, хотя он всего лишь тень из длинной череды отражений того, кто никогда не существовал.

12.10.**. Из высказываний г-жи Персефоны:
То, что мы называем смертью, есть всего лишь страх перед неизвестным, приправленный естественным отвращением ко всему, что гниет и разлагается. Но тот, кто боится трупов, боится либо дурных зрелищ, либо демонов, либо сам себя. Где здесь смерть? То, что мы называем смертью, как правило имеет в виду зло. Но сама смерть вряд ли намного страшнее таблицы умножения, которая всегда права и неумолима в своей правоте.

13.10.**. Благословенна сень униформы. Вступив в нее, подлый соглядатай становится доблестным разведчиком, ничтожный раб — образцовым служащим, насильник — героем, а тиран — мудрым стратегом. Пока ты один из многих, здесь тебе ничего не угрожает.

14.10.**. Умный творит. Безумный созерцает. Чувствительный сидит на месте. Бесчувственный действует. Таково правило. Я научился быть бесчувственным и сидеть на месте. Но быть безумным и не созерцать — этого не могу даже я.

16.10.**. Моя душа — шахматный король. Пока он цел, я не могу проиграть.

20.10.**. Точное и неукоснительное соблюдение всех законов, правил и предписаний содержит изрядную долю безумия. Уже это одно может являться оправданием любого законотворчества.

23.10.**. Иду и удивляюсь: до чего же страшная женщина! А она, оказывается, еще и моя знакомая.

30.10.**. Сначала вытянулись деревья. Их стволы стали заметно тоньше, а жидкие кроны ушли куда-то далеко вверх. Кривоватые осины, березы, готовые вот-вот изогнуться, даже некогда стройные сосны теперь стали напоминать плантацию каких-то невероятно огромных тонконогих грибов. Стал другим сам рельеф местности. Там, где раньше едва обозначался пологий склон, теперь земля круто уходила из под ног. Самая малая ложбинка в какой-то момент разрослась до глубокого оврага. Кроме того неизвестно откуда появились обильные заросли кустарника, которые крайне затрудняли передвижение. Но ничто не вызывало во мне большего ужаса и омерзения, чем эта черная пыль. Она была чужда всему здесь, но уже успела подчинить себе всё, всё сделать своим. Везде - на голых ветвях, на обрывистых склонах, в жухлой траве - можно было видеть темные клочья, напоминающие обрывки гнилой шерсти, бессильно расползающейся, стоит лишь взять ее в руки. Эти клочья и были той самой пылью. Казалось пройдет какое-то время и не останется ничего кроме них. Это вызывало горечь, ног было абсолютной правдой. Мой лес умирал. А я ходил по нему с брезгливой осторожностью, не в силах ни остаться, ни уйти прочь.

 
 
01.11.**. Хватит ниспровергать законы. Нельзя же так долго всерьез бредить самоубийством! А когда приходит некто и говорит: "Пора рушить стены", что это означает, как не предчувствие Нового Порядка? Я преклоняюсь перед вашими играми на грани безумия, но ценою им еще один Новый Порядок. Все время новый, новый, новый - новый до бесконечности, но всегда высеченный на камне. А мы стоим и учим заповеди. Сто заповедей, двести заповедей, пятьсот заповедей. Потом приходит еще один ниспровергатель, и заповедей становится в два раза больше.

02.11.**. Из высказываний г-жи Персефоны:
Порядок сам по себе не может быть жестоким, а закон неумолимым. Целесообразность скорее внечеловечна, чем бесчеловечна. Я не знаю упрямства. В моих действиях нет никакой заинтересованности и я не придерживаюсь никаких принципов. Если вы сумеете убедить меня в моей неправоте, я тотчас изменюсь, ибо ничто не связывает меня с моим прошлым. Но если ваши аргументы беспочвенны, я не вижу смысла как либо реагировать на них. Мой мир не страшен, скорее бесстрастен. Но, если вам угодно бояться этого, моя ли в том вина?

03.11.**. Сколько раз я видел бесполезность любого движения, исходящего от меня лично! Сколько раз то, что должно было означать вольный полет, оборачивалось бессмысленным топтанием! Будем спокойны. Подыщем топтанию подходящий смысл. Пожалуй, это все, что можно сделать, имея в виду лишь себя лично.

05.11.**. Natura non facit saltus. Но и не нужно никаких "saltus", если всё едино. еще не пережив до конца свое детство, я медленно погружаюсь в старость. Мальчик и старик, и никаких промежуточных состояний.

07.11.**. Творить добро и не ждать благодарности; никогда не мстить; смиренно, но стойко выносить любые бедствия; никогда не отказывать просящему; давать кров каждому, даже собственному убийце; стоять гордо, но никого не унижая; ни на миг не прекращать внутреннего движения; не делать различия между властителем и подчиненным; быть заметным, не прилагая к этому никаких усилий; созерцать небо воочию и стремиться к нему, даже если тело покрыто смертельными ранами... На такое способны не все. Только лучшие из людей и обычнейшие из деревьев.

11.11.**. Действовать, ничем не выказывая своего действия. Ничего удивительнее управления на расстоянии.

14.11.**. Дворец строят нищие. Храм воздвигают грешники. Царство праведников приближают духовные калеки. А мы все ждем, чтобы пришел кто-нибудь великий.

15.11.**. Я не лучший из всех, но всё лучшее во мне преступно. Вот и сейчас я дарю тебе небольшое преступление. Стоит ли совершенствоваться дальше?

16.11.**. Черный кот респектабелен и похож на конферансье с бабочкой. Он совершенно вне мистики и является исключительно комнатным животным. Но попробуйте выйти в лунную ночь и медленно произнести: черная КОШ-ШЬ...

21.11.**. Посмотрите! Здесь ничего нет. И здесь тоже ничего нет. Уверяю вас, вы можете заглядывать куда угодно. Вы думаете там?.. Я же говорил! Не стану же я лгать!.. Ну что вы, я совсем не в претензии. В конце концов, это входит в ваши служебные обязанности. Там тоже ничего? Разумеется! А теперь взгляните сюда. Обычно у каждого здесь что-нибудь, да запрятано. А у меня, как видите, ничего. Люблю, знаете, налегке... Ладно-ладно, не торопитесь, у меня масса времени... Они смотрят, пронизывая насквозь. Впрочем есть место, куда не в состоянии заглянуть даже они. Хотя, по правде сказать, там тоже нет ничего.

29.11.**. Молчаливый город. Люди, как неторопливые шары совершают свое броуновское движение, сталкиваясь случайно, между делом расшибая лбы и разлетаясь в стороны, так ничего и не заметив.

 
 
04.12.**. Не надо идти навстречу. Это главная ошибка. Ты идешь и "Стоп!" Это первое, что приходит в голову. "Стоп!" А потом понимаешь, что надо снова идти и радоваться, или не радоваться, или еще что-нибудь делать — одним словом реагировать, как это здесь принято. Но Ты знаешь больше, чем думаешь и это "Стоп!" — единственное, ради чего стоило двигаться.

05.12.**. Из высказываний г-жи Персефоны:
Для того, чтобы быть терпеливым, достаточно не чувствовать боли.

10.12.**. Ходить и оглядываться. Чем больше знакомых, тем меньше тех, кого хотелось бы встретить. Что говорить, когда нечего говорить?

11.12.**. Если они правы, то глупо сердиться на правду. Если они не правы, то и вовсе смешно обижаться. Нет мнения, которое стоило бы принимать всерьез.

15.12.**. В кухне четыре угла. В каждом углу крыса. Одна крыса соответствует стихии огня, другая стихии земли, третья стихии воды, а четвертая стихии воздуха. Я сижу по центру и олицетворяю собой космическое равновесие. И в этом своем качестве я пребываю в полном покое, боясь даже пошевелиться.

16.12.**. До них нельзя дотрагиваться. Пока дело ограничивается общей вежливостью, все как обычно. Но горе тем, кто подал протянутую руку. Болтайте ножками, дорогие. Что еще остается?

17.12.**. Не забыть полюбить веселых людей. А для начала постоянно хотеть чего-нибудь веселенького.

18.12.**. Из высказываний г-жи Персефоны:
Кому понравится маниакальная точность? Но точность всегда маниакальна. Она исключительна, поскольку является единственным решением. Приблизительные люди волей большинства приговаривают ее к изгнанию. Но не потому, что любят "божественную неправильность", а лишь затем, чтобы возвести в ранг закона собственное уродство.

20.12.**. Хватит ходить по улицам! Хватит ненужных разговоров и вежливых улыбок. Я хотел бы не подавать никаких признаков личной жизни. Я буду разговаривать по телевизору. Я наводню эфир. Ты сможешь вырезать мой портрет из газеты и повесить его вместо люстры. Ты будешь знать обо мне все, что положено. Но ни словом больше. Слов и так было слишком много.

21.12.**. Когда я подхожу к двери, она начинает дергаться, как будто за ней кто-то есть. У меня мания: я хочу выйти незамеченным. Но ты смотришь сверху и, когда я приближаюсь, даешь знать своим слугам. По твоей команде они спешат на работу, выгуливают собак, поют тирольские песни, свешиваясь с балконов, уверенные, что это они так придумали, что это им так нравится. Но когда твой жезл повелительно опускается, даже самые плоские из них сжимаются в ожидании (Чего?!). И когда я встречаюсь с ними взглядом, мы едва узнаём друг друга, как едва узнают друг друга отупевшие от насилия рабы.

23.12.**. А теперь отменим правила. Но не все, а только наши. А это значит вытащить камень из-за пазухи и по башке, по башке!

25.12.**. Жующие ангелы на стенах храма. Посетите это место! Каждое изображение здесь бессмертно. Они стоят как живые застигнутые врасплох безжалостным взглядом. И у каждого бутерброд, так и не спрятанный за спину.

26.12.**. Я припас для тебя атомную бомбу средних размеров. Это гордость моего арсенала. Маньяк нажимает кнопку, спятивший робот запускает ракету, пьяный солдат валится на пульт. Я не имею на это права. Да здравствует палата мер и весов! Да здравствует госпожа Персефона!

 
 
27.12.**. Вода смывает скверну, огонь выжигает ее, воздух же напротив, разносит по всему миру. Зато земля укрывает и впитывает ее, медленно перерождая. Что выбрать мне для себя?

03.01.**. Как легко соблюдать законы мироздания! Всего один шаг в нужную сторону и толпы невесть кого устремляются тебе на помощь. И вот ты уже идешь, поддерживаемый со всех сторон, как слепой инвалид по направлению к госпиталю.

04.01.**. Медленная фигура в карнавальной суете. Плавный танец поперек бешеного ритма. Бегите дальше, безумные маски. Я не хочу с вами. В промежутках между огнями фейерверка и размалеванными лицами я вижу ясную снежную ночь. Мне — туда. Неподвижные звезды встретят меня пронизывающим холодом, как своего. Мне нет нужды что-либо объяснять им. Я только слушаю.

11.01.**. — Видишь там, на вершине холма, отблески их фонарей? Нам туда.
— Что будет, если они заметят нас?
— Смерть.
— Но зачем тогда туда ходить?
— Мы тихо поднимемся почти до конца, возьмем всё, что нужно и так же незаметно уйдем.
— А если они догадаются о нашем присутствии?
— Они просто не поверят.
— А если поверят?
— Даже если поверят, то скорее всего им будет лень спускаться.
— Но ведь они могут и преодолеть свою лень!
— Сомневаюсь. Обычно они заняты только собой. И это дает нам шанс.

15.01.**. Какое удовольствие надуть дотошного надзирателя! Великая честь наплевать на высокомерный приказ. Но обманывать доверчивого и не повиноваться смиренному стыдно, господа. Стыдно.

18.01.**. Из высказываний г-жи Персефоны:
Я приветствую романтические отношения. Мне бы весьма хотелось вменить их в правило. Но, к сожалению, в мире нет романтичных правил. Систематический романтизм прозаичен, как график дежурства. А потому приходится рассчитывать на романтические отношения лишь в порядке исключения.

02.02.**. Спокойное зимнее утро. Нерабочее время, и город спит. Они еще не успели проснуться и дай им Бог хорошо выспаться. В такое время можно ходить безбоязненно, не опасаясь приветливых взглядов, доброжелательных улыбок и дружеских рукопожатий. В такое время никто не заговорит с тобой, не потребует ничего, не станет ждать и обязывать тебя. В это время ты свободен, если не спишь. Если не спишь, ты свободен.

05.02.**. Спать на ходу. Спать разговаривая, работая, учась. Спать во время вечернего чая. Спать в транспорте, на улице, дома, во сне принимая решения и во сне же отменяя их. Осторожно приоткрывать глаза: не смотрит ли кто? Вот они! Назад под одеяло! Я сплю. Лишь укрывшись хорошенько, можно позволить себе проснуться, размять затекшее тело и осторожно сделать несколько шагов в нужном направлении. Но внезапный окрик, и ты бросаешься в сон, как в море со скалы. Спасительное спокойствие смыкается над тобой. Я спокоен, когда иду. Я спокоен, когда разговариваю, работаю, учусь. Я спокоен даже во время вечернего чая. Я спокоен всегда.

27.02.**. Если ты слышишь голоса, то вернее всего, что ты сумасшедший. Если же ты не слышишь голосов, то повидимому ты просто глух.

04.03.**. Беспощадное солнце растопило мой снежный покой, обратив морозную свежесть в сладковатую вонь, а белизну в грязь. Чтобы не видеть этого, полюби весну, стань мечтательнее, обмани себя еще один раз. В конце концов, почему бы, откапывая из под снега дохлую кошку, не наткнуться вдруг на спящую красавицу?

05.03.**. Спящие красавицы и мертвые царевны — воистину гарем достойный великого Плутона... Если бы не его божественная супруга, прекрасная госпожа Персефона.

06.03.**. Из высказываний г-жи Персефоны:
Чтобы не возникало перегрузок на оконечном усилителе и во избежание искажений звука, по необходимости уменьшайте чувствительность вашего микрофона.

 
 
06.03.**. У нас своя отдельная ложа и я величественно восседаю напротив уже открытого занавеса. Мне говорили, что они ходят сюда только поговорить, попробовать изысканные закуски и отдохнуть от непрекращающейся суеты партера. Как странно увидеть воочию то, о чём знал лишь понаслышке. Впрочем и я, будь я обитателем партера, взирал бы наверх с нескрываемой завистью и думал бы скорее о покое и отдыхе, нежели о чём-то другом. Но нет! Наш билет пока действителен и я неторопливо разглядываю в свой бинокль подробности декораций. Они сделаны достаточно искусно, хотя порой обнаруживают явный недостаток вкуса: плоские фасады домов, следы засохших деревьев, скамейки, цветы, фонари - всё как обычно. Но вот раздается негромкий, исполненный внутреннего достоинства гудок и по этому сигналу рабочие начинают медленно выкатывать на сцену небольшую тележку с примадоннами, прима-балеринами, статистами, солистами и проч. Тележка эта совсем невелика, поэтому артисты стоят едва ли не на головах друг у друга. Ловкие танцоры и верхолазы висят по бокам. Кто-то примостился внизу, чудом избегая вращающихся колес. Колёса эти привлекли мое особенное внимание. Направив на них свой бинокль, я заметил, что одно из них стоит как-то необычайно криво. От этого тележка постоянно забирала куда-то в сторону, несмотря на все усилия кативших ее рабочих. Артисты вероятно пытались что-то играть, но недостаток места очень сковывал их жестикуляцию. Слов же не было слышно вообще. Кроме того они вероятно опасались за прочность своего транспорта, отчего всё время косили глазами куда-то вниз. В конце концов злополучная тележка как-то неестественно вывернувшись, неспешно скатилась прямо в оркестровую яму. Только рабочие озадаченно смотрели сверху на то место, куда она скрылась. "Что-что? — переспросил я в ответ на чей-то голос, окликнувший меня сзади, — Да, спасибо, я уже пробовал этот бутерброд. Необычайно вкусно".

12.08.**. Смотрю на солнце. Вглядываюсь в то, что на что смотрят лишь украдкой. Чем сильнее напрягаю глаза, тем больше вижу пятен. А может быть я просто слепну?

13.08.**. Отравленный воздух сладок на вкус. Невозможно надышаться им вволю. Невозможно отказаться от счастья медленной смерти.

14.08.**. Слишком мало сил, чтобы отвечать на крики и толчки этого мира. Движения по этому поводу немногим интереснее отмахивания от назойливой мухи.

15.08.**. Кровь жажды не утоляет. В этом смысле вода всегда предпочтительней.

19.08.**. — Они бьют прицельно.
— В тебя?
— Нет, в того, кто стоит под ударом.
— Кто, ты стоишь?
— Не только. Достается всем. Вопрос лишь в сроках.
— Что, и мне тоже достанется?
— Обязательно и тебе тоже.
— Ну а я то здесь причем? Чем я мог перед ними провиниться?
— Быть — достаточная вина.
— И что же теперь нет никакой надежды избежать их гнева?
— Это не гнев. Это всего лишь их способ общения с нами.

21.08.**. Сидя у испорченного телевизора, пытаюсь вникнуть в сокровенный смысл пляшущих точек. Вероятно это и есть сущность человеческой философии.

24.08.**. Из высказываний г-жи Персефоны:
У меня много чувств. И все пронумерованы: 5-е чувство, 6-е чувство, 7-е чувство и т.д.

25.08.**. Странно заглядывать в чужие мысли. Это как прийти в свой дом и найти там чужих людей, мирно живущих и ничего о тебе не знающих.

20.09.**. Повторение, обычное повторение. Повторяю слова, чтобы придать им вес. Это так, это действительно так, это всегда так и только так. Время пробуксовывает. Холостые круги недоумения. Неужели снова? Снова. Чем больше я повторяюсь, тем тверже поступь. Это я, я, Я! Слышите?!

 
 
25.09.**. Механизм надежен. Пружины хватит надолго. Оборот, еще один — ты будешь бегать по этому кругу, пока перестанешь соображать. Что думают вещества во время своего круговорота в природе?

01.10.**. Осень, и воздух легок.
Ступаю тихо по листьям
Спокоен и свеж.
Голова ясна,
Сердце прозрачно.

01.08.**. Тени, тени... Живые люди, высушенные ночной мглой до невесомого состояния. Но о ком еще мечтать, если сама мечта — тень?

03.08.**. Некоторые события так значимы, что способны притягивать к себе время. И оно начинает ходить вокруг них кругами, не в силах освободиться.

13.08.**. Все, что есть в этом мире способно лишь портиться, гнить, разлагаться. Кто сказал, что перемены к лучшему? Здесь — любая перемена это шаг в сторону смерти.

14.08.**. Золотой век всегда в прошлом. Нам остаются лишь ритуалы.

15.08.**. Разрозненные остатки бытия. Ветхие декорации давно отгремевших событий. Что ни возьмешь в руки — все расползается в руках, оставляя лишь горьковатый привкус во рту. Ничто не подлежит восстановлению. Дальше может быть только хуже. Камни измельчаются в песок. Песок измельчается в пыль. Пыль тоже измельчается. И я вместе с ней.

01.11.** Они обещают жизнь в обмен на предательство. А затем тебя вешают вместе с теми, кого ты предал.

03.11.**. Люди похожи на небесные тела. Некоторые — как звезды, далеки и прекрасны. Немыслимо даже представить их рядом, настолько они выше всего мыслимого. Бывают люди-солнца. Они даруют нам жизнь и согревают в лютый холод, они светят в непроглядной тьме и неиссякаемо лучезарны. Есть люди-спутники. Спокойно и нежно, струят они свой свет, постоянные и верные своим избранникам. Бывают люди-метеоры. Подобно молниеносной вспышке, проносятся они по жизненному небосводу лишь затем, чтобы уйти навсегда. О людях-астероидах известно только то, что они где-то есть и что их очень много. Иногда встречаются и люди-кометы. Они возникают время от времени, внося в душу смятение и тревогу, а затем надолго исчезают. Такие люди приносят несчастье.

09.11.**. Глюки, глюки, сплошные глюки... Я знаю, что ты — художественный вымысел. Я знаю, что на самом деле это лишь пустые красивости, гнусаво пропетые утонченной до безобразия личностью. Я нашел бы твою руку в этом чаду, но мой внутренний мир так сложен!

11.11.**. Кровь и слезы. Чудесный коктейль для любителей солененького. Питай им свою мельницу, о прекрасный мельник! Плачь и умирай. Плачь и умирай.

 
В начало
© 1990- Дечебал Григоруца
  Rambler's Top100