Стихи Дечебал Григоруцэ
авторский сайт композитора

Стихи
 

Композитор
Парад планет
Прозерпина
Сатурн
Марс
Юпитер
Меркурий
Нептун
Не нужно думать...
И крыльев взмах...
Ночь
Кармен
Как хрупкой бабочки полёт...
К Тебе
Подражание Блоку
Пять взглядов на ЖЕНЩИНУ
Воздыхатель
Розенбаум
Неоплатоник
Ненавистник
Казанова
Размышление над початой бутылкой "Бонаквы"
Поучительная история...



И начал я писать стихи...
 
КОМПОЗИТОР
(старинная немецкая песня)

Я в школу с папочкой ходил.
Я с детства музыку любил.
Ведь я же композитор!

Потом я стал её писать,
Тетрадки нотные марать.
Ведь я же композитор!

С тех прошло немало лет.
Вдруг я решил, что я поэт.
Но я же композитор!

И начал я писать стихи.
Твердили мне: «Они плохи!»
Ведь я же композитор!

Но я упрям был, как осёл.
Бумаги много я извёл,
Хоть я и композитор!

Ночами часто я не спал.
Поэмы длинные слагал,
Хоть я и композитор!

И рифмы грезились во сне,
Так что порой казалось мне,
Что я не композитор.

Но вот настал однажды день —
Мне надоела эта хрень:
Ведь я же композитор!

Я разлюбил свои стихи
И разорвал черновики.
Ведь я же композитор!

И стал прилежно сочинять,
Тетрадки нотные марать.
Ведь я же композитор!

Стихов же больше не пишу…
Ну, разве что, совсем чуть-чуть.
Ведь я же композитор!

Оглавление

В далёкие патриархальные времена, когда Золотой век ещё не завершился, а люди этого Золотого века ещё не были столь золоты, мой хороший друг и великий астролог Илья попросил меня написать по стихотворению о каждой планете. Я выполнил его просьбу. Частично...


Дева
 

Прозерпина

Во всем должно быть чувство меры.
Как прост и ясен сей закон!
Немало в классике примеров
Того, что мерой мы зовем.

Явил Творец нам совершенство
В движеньи правильном светил,
И этим показал нам средство
И область приложенья сил.

Должны стремиться мы к порядку
И, мир на клеточки разбив,
(Как ученик свою тетрадку),
Заняться каждою из них.

В одном у нас сияет Солнце.
Оно несет планете свет.
В другом метеорит несется.
(Не нужный никому предмет).

А в третьем человек получен,
Пример науки торжества.
Он весь измерен и изучен
До самой сути естества.

Он смог Вселенную представить,
Как строгих чисел стройный ряд,
Где ничего нельзя прибавить
И ничего нельзя отнять.

Он был прилежен, скрупулезен,
Не брался делать все подряд,
Он был дотошен и серьезен
И вот нашел себе квадрат.

И вы квадрат себе ищите!
И в этой правильной тиши
Себе здоровье сохраните
И равновесие души.

Бегите от кругов порочных
И совершенствуйте язык.
Когда суждения неточны
Вас ждет логический тупик.

Но, если будет в ваших мненьях
Систематический подход,
То конструктивное решенье
Незамедлительно придет.

Оглавление

 
Зубы торчат...

Сатурн

Зубы торчат унылые
Поверх пустоты.
Темною мрачной силою
Ввалилась ты.

Гаснет холодной мелочью
Дробный смех.
Своею железной челюстью
Ты давишь всех.

Глупой упрямой мухою
В стену лбом.
Ты не шути со старухою.
Таков закон.

Лишь паутина серая
На тебе.
И покорилась Вселенная
Своей судьбе.

Ветер седыми брызгами,
Песок в глаза.
Будь равнодушен к изгнанным.
Им — нельзя.

Там в глубине за глыбами
Древних стен
Крутят колеса пленные
Былых систем.

Правит колес вращением
Фараон.
Камни глядят с сомнением
На него.

Он опускает голову
И до конца
Стремится идти упорнее
Вдоль кольца.

Они шагают цепочкою
Один за одним.
Вечною одиночкою
Их наградим.

Будут сидеть спокойные
В день суда.
И так должно быть устроено
Навсегда.

Оглавление

 

Марс

Я!
      И это всё, что есть.
Есть!
      Я вижу цель свою!
Цель!
      Но лишь вперед и вверх!
Вверх!
      И я не отступлю.

День
      Сияет мне огнем.
Ночь
      Горит в моей груди.
Враг!
      Летит мое копье.
Прочь!
      Руины позади.

Эй!
      Довольно отдыхать!
Встань!
      Пора седлать коней.
Нет!
      Не может больше ждать
Тот
      Кто сильного сильней.

Вы
      Дрожите по углам.
Вы
      Толпитесь за спиной.
И
      Впивается стрела.
И
      Кипит веселый бой.

Клич!
      Я снова так хочу.
Хмель!
      Но это не вино.
Кровь!
      И я за всё плачу
Вам
      Железою ценой.

Тьма!
      Но я вонзаюсь в ночь.
Свет!
      Но я могу летать.
Кто
      Способен мне помочь?
Кто
      Мне в силах помешать?

Все
      Идите вслед за мной!
Мне
      Доверьте все пути.
Я
      Бросаюсь головой.
Я
      Срываюсь с высоты…

Вздор!
      Не может быть не прав
Тот,
      Кто скачет напрямик.
Ложь
      Я оставляю вам.
Ложь
      И длинный ваш язык.

Там
      Я вижу красный шар.
Там
      Я вижу ясный град.
Я
      Вас приведу туда!
Я
      Не поверну назад!

Трус,
      Кто не идет за мной!
Враг,
      Кто вовсе не идет.
Эй!
      Бросайтесь головой!
В цель!
      А значит лишь вперед!

Оглавление


Юпитер

Мне приятно пообедать,
С детства я люблю поесть.
Всё охота мне отведать.
Это делает мне честь.

Я богатый и красивый,
У меня большой живот.
Но за ум и справедливость
Меня любит мой народ.

Слышу много слов я лестных
За возвышенность чела
И за мой вопрос чудесный:
“А вообще-то, как дела?”

И за это всем на свете
Свою милость я дарю
И торжественною речью
Всех за всё благодарю.

И за это поздравляю
Я содружество людей.
И за это объявляю
Я всеобщий юбилей.

Собирайтесь миллионы!
Приезжайте все ко мне!
Будут трубы и знамёна,
Будут толпы королей.

Будем чествовать друг друга
И друг друга награждать,
Улыбаться во все зубы
И друг другу руки жать.

Ну а после пир устроим
И за роскошью столов
Будет думать о достойном,
Будем миловать врагов.

Будем вместе строить планы
О грядущих временах,
О воздушных океанах,
О счастливых племенах.

И когда величье наше
Долетит до самых звезд,
То наступит настоящий
Мировой апофеоз.

Оглавление

 

Меркурий

Привет! И вот я снова здесь.
Давайте заведем беседу.
Зовите братьев и соседей
И всех, кто в вашем доме есть.
А, впрочем, можете не звать.
Я ненадолго. Значит так.
Я расскажу вам о погоде.
У нас такой был снегопад!
Он шёл пятнадцать дней подряд.
У нас у всех замерзли уши,
Мы не могли друг друга слушать
И говорили просто так,
Пока совсем не утомились
И на кровать не повалились.
      Потом… Но это всё не важно…
      Мы как-то ездили к друзьям.
      Приехали – они не там,
      И мы поехали обратно.
      И это было так приятно!
      В компании один с другим
      Мы познакомились отлично.
      Какие люди! Говорим
      И понимаем все друг друга…
А как-то помню на досуге
Решил я написать статью
Про нас, про вас, про жизнь свою.
Хорошая была работа!
Писал я пятницу, субботу
И воскресенье всё писал.
Потом редактору отдал,
А он, дурак, читать не стал.
Нет, говорит, в словах идеи!
      Ну, нет так нет! На той неделе…
      Что? В самом деле надоел вам
      Мой содержательный рассказ?
      Прошу прощения у вас!
      Но, если что-нибудь неверно,
      Скажите, чтоб не делать скверно.
      Ведь я – примерный ученик!
      Я тотчас заведу дневник
      И ваши ценные советы,
      И ваши дельные советы,
      И ваши мудрые советы
      Туда себе я запишу.
      Но не сейчас… Я так спешу!
А потому, давайте руку.
Ах, как бы мне постичь науку
Везде и всюду успевать!
Я к вам наведаюсь опять,
А может быть перезвоню
Или кого-нибудь пришлю…
Короче, свяжемся. Постойте!
Забыл я главное сказать!..
Потом скажу… Не беспокойтесь.
Ну ладно, всё. Пора бежать!

Оглавление


Нептун

Безмолвие и музыка вокруг,
Тончайших волн спокойная душа
И свет, сияющий сквозь мягкие покровы
Податливых движенью пустоты…
И мир, и пенье тайных голосов,
Зовущих в неизведанную глубь,
Где ночь и день сливаются в тумане,
Где смех и шепот ласковых богинь.
Обманчивая близость синевы…
Обманчивая тяжесть облаков…
Вопрос, повисший в воздухе… Молчи!
Ответа нет, не нужно и вопросов.
Молчи и слушай. Где-то в вышине
За толщей поднимающихся вод
Рождается последняя звезда,
Но вслед за ней рождается другая,
Прекраснейшая… Через много лет
Ты улетишь и погрузишься в пух,
Сверкая под сапфировым дождем
И принимая счастье погруженья.
И ты оставишь, как ненужный сон
Свои пустые мысли наверху,
И кто-то сотворит тебе миры
Нездешних радостей и неземных печалей.
И будет всё измена и любовь,
И будет всё как сладкая отрава,
Как мудрость, позабывшая себя,
Как утро ослепительнейшей вспышки,
Погасшей, не успев ещё начаться,
Но породившей мириады душ,
Светящихся, спускающихся к нам
И наполняющих Вселенную безумьем.
Безумием признания в любви,
Безумьем безмятежного аккорда
И тонких рук сквозь паутину струн,
Дрожащих и текущих, как вода…
Прости… Я улетаю в бездну…
Я буду там. Я буду там с Тобой.
Я чувствую Тебя, как тихий свет
И принимаю счастье погруженья…

Оглавление

 

* * *

Не нужно думать. Нужно просто быть
Иль верить в то, что будешь как когда-то,
Спокойно сидя среди желтых трав
И глядя в небо ясное большое,
Забыв о времени, ты проводил все дни
За созерцаньем красоты и слушал
Спокойный шелест ласковой листвы
Спадающей, слетающей, печальной,
Но светлой, солнечной. И в солнце растворенный
Ты ощущал себя почти что светом,
Почти эфиром, облаком искристым,
Готовым воспарить за вольным ветром
Туда где нет границ и нет порогов,
Где музыка обычна как дыханье,
Дыханье сна... Не нужно песнопений,
Не нужно слов, обманчивых мечтаний
И криков “Не могу!” Все очень просто:
Открой глаза и посмотри на свет.
Взгляни на небо ясное, большое,
Забудь о времени и о себе забудь.
Все это в прошлом, призрачном, далеком.
Оно закончилось и больше не придёт.
Но остается лес, залитый солнцем
И небо с голубыми облаками,
И золотистый хор прозрачных нитей,
Струящихся в лучах незаходящих.

Оглавление


* * *

И крыльев взмах и тихий-тихий голос.
Слова ли музыка ль журчание воды —
Всё об одном... Я слушал невпопад,
О чём-то думал, что-то сочинял,
А ты ждала. Ждала и напевала
Всё ту же песню, нежную простую
Мою или ничью иль Божью —
Всё равно.
Но только в ней всегда я видел счастье,
Пытаясь отыскать одно лишь слово,
Один лишь звук, но там, но где-то там...
Ты вновь ждала. И кроткою улыбкой
Надежду оживляла. Ну а я
Играл. А я всегда играл
В ребёнка, в гения, в монаха, в мудреца,
Но только для тебя мои герои
Все были на одно лицо. Ты плохо различала
Хитросплетенья странного сюжета.
Я удивлялся, я не понимал.
А ты смеялась или уходила.
Я звал тебя чужими именами,
Искал тебя в покинутых домах,
Не в силах разобраться ни в тебе,
Ни в людях, ни в своих предначертаньях.
Зачем опять перебирать как чётки
Слова, слова... Слова идут по кругу
Без края и конца.
О, милостивый Боже!
Подай мне знак, подай один лишь знак.
Всели в меня бесплотную надежду.
И крыльев взмах и тихий-тихий голос
Пусть снова среди ночи прозвучат.

Оглавление

 

Ночь

Пустынный сумрак, лунный свет,
Шаги, могильные сугробы.
Всё хорошо. Покой и смерть.
Покой и безмятежный холод.

Всё как всегда. Привычный путь.
Сквозь неподвижные чертоги
Кого-то медленно ведут
По ускользающей дороге.

Кого-то вкрадчиво зовут,
Стеля к ногам вуали-тени
Туда, где ласковый приют,
Где бесконечное мгновенье,

Где бесконечная тоска
И нескончаемое счастье,
Где кучевые облака стоят,
Как Эйфелевы башни...

Сияет призрачный ковчег.
Деревья тянут ветви-руки.
Уходят тени на ночлег.
Стихают матовые звуки.

Пустые песни-миражи,
Пустые вздорные мечтанья,
И режут пламенем ножи —
Холодные воспоминанья.

Восходит полная луна,
Сверкают бледные сугробы.
Кругом покой и тишина.
Покой и безмятежный холод.

Оглавление

Кармен

Кармен

Странные, странные сны
Не объяснить,
Не повторить и не вспомнить.
Кто-то стоит за спиной
Рядом с тобой
Шарит рукою бескровной.

Шалые блики в глазах.
На зеркалах
Чьи-то безумные лица.
Прыгни в бездонную тишь
И полетишь
Тёмно-малиновой птицей.

Через густые леса,
Сквозь небеса,
Сквозь обжигающий пламень
Девы нагие бегут
На берегу
Плещут босыми ногами.

Среди высоких камней,
Среди огней,
Из закоулочков тёмных
Слышен мучительный стон,
Медленный звон
Криков безжалостно томных.

Странные, странные сны,
Блики луны,
Шёпот и смех над рекою.
Алый полуночный зной
Рядом с тобой
Нет, и не будет покоя.

Оглавление

 

* * *

Как хрупкой бабочки полёт
Твоё неровное дыханье.
Неощутимое касанье,
Неуловимый поворот.

Лазурно-белый силуэт,
Лучи — серебряные нити.
Я не могу тебя увидеть,
Но я могу в тебя смотреть.

Смотреть сквозь тени городов,
Сквозь вереницы отражений
И видеть ангелов круженье
В долине царственных холмов.

Вдыхать полуденную синь,
О целом мире забывая,
В твоём дыханьи растворяя
Свою бессмысленную жизнь.

И, растворившись, улетать
С твоей безоблачною тенью,
Моё прекрасное творенье,
Моя нелепая мечта.

Оглавление


К Тебе

Как сложно жить Тобой!
                   Как страшно быть собою!
Как странно говорить,
                   Не взвешивая слов!
Сиять в Твоём огне,
                   дышать Твоей водою,
Твой голос различать
                   в сплетеньи голосов.

Прости меня за всё:
                   за суетные речи,
За гордость и за ложь,
                   за игры на краю.
Мне только бы суметь,
                   дождаться нашей встречи,
Вплести хотя бы звук
                   в мелодию Твою.

Я знаю, будет смерть
                   и Ты меня покинешь,
Но все же разреши
                   сквозь сон и забытьё
В последний миг взлететь
                   над выжженной пустыней,
Внезапно ощутив
                   дыхание Твоё.

Мне не о чем жалеть,
                   мне нечего бояться,
Шагая сквозь огонь,
                   ступая по воде.
Сквозь ласковый рассвет
                   негаданного счастья
Я протяну ладонь
                   к Тебе, к Тебе, к Тебе.

Оглавление

 

Подражание Блоку

Лунный луч у изголовья...
Сонных глаз не размыкая,
По застывшему безмолвью
Зачарованно шагаю.

Оживлён далеким звуком,
Окружён сияньем бледным,
Я иду по переулкам,
По излучинам Вселенной.

Без сомненья и печали
Сквозь незримые пределы
Проплываю, подчиняясь
Зову тайного напева.

Голос странный и знакомый:
Лунный, струнный, волокнистый,
Гибкий зыбкий, невесомый,
Голубой и золотистый.

Ночи юное творенье,
Милый демон полнолунья,
Ты ли это наважденье?
Ты ли сладкое безумье?

Ты поёшь, струясь, качаясь,
По рукам моим стекая,
То печально улыбаясь,
То мечтательно вздыхая.

С откровенностью наивной
Вечно девственной богини.
И в глазах твоих невинных
Вижу я свою погибель.

Вижу блеск каленых лезвий
И от счастья замирая,
Я лечу навстречу бездне,
Твое имя восхваляя.

Истончаясь, иссякая,
Угасая, рассыпаясь,
Лунным светом истекая,
В снежном мареве теряясь...

Тишина... И только вьюга
Гонит всклоченную пену
По пустынным переулкам,
По излучинам Вселенной.


Оглавление
Баба 

Однажды, накануне Международного Женского Праздника (а, точнее, накануне "капустника" оному посвящённого) я решил с приличествующей случаю серьёзностью проанализировать отношение мужчин к такому явлению природы, как женщина. Конечно же, будучи мужчиной, я так ничего и не понял из того, о чём писал. Однако, надеюсь, мой скромный труд, тем не менее, вложил свою лепту в великое дело всемирного женоведения.

Воздыхатель

Я часто сплю и вижу, будто
Она идет ко мне сама.
Я к ней протягиваю руки,
Иду навстречу, но едва

Лишь только я ее касаюсь,
Спадает сладкая волна,
И я в смятеньи просыпаюсь.
И только полная луна,

И только я, один, вздыхаю
И плачу с трепетой тоской.
И я любовь мою сжимаю
Дрожащей, пламенной рукой.

Оглавление

Розенбаум

NB: Этот монолог есть ни что иное, как зарифмованный фрагмент интервью, которое Александр Розенбаум дал в 90-х годах какому-то из местных телевидений во время своих Иркутских гастролей.

Люблю я бабу.
                  Не просто бабу,
А бабу,
                  чтобы "Во!" была.
Эх, баба, баба.
                  Спеть про тебя бы,
Найти тебе бы
                  любви слова.

Люблю я бабу,
                  когда бывало,
Коня поднимет,
                  избу помнет.
Вот это баба,
                  я понимаю.
Не просто баба,
                  а высший сорт.

Мужик я сильный,
                  мужик я жесткий.
Я из народа,
                  не просто так.
Люблю родные
                  свои березки.
Как будто бабы
                  они стоят.

Вот потому-то
                  люблю я бабу,
Простую бабу
                  с мешком белья.
Ну что такое
                  мужик без бабы?
Особенно такой,
                  как я.

Оглавление

Неоплатоник

Женщина — есть иное мужчины,
Взятое, как подмножество в группе людей.
Но женщина — не есть собственно женщина,
Она есть лишь наше представление о ней.

Логический смысл понятия "женщина"
Сводится к ряду труднодоказуемых теорем,
Но, если исследовать вопрос последовательно,
В нем обнаружится ряд проблем.

Во-первых, неясная форма предмета.
Мы не сможем корректно сформулировать его.
Во-вторых, женщина, суть это
Фактор взаимоотношения и больше ничего.

Впрочем, применяя статистический метод,
Возможен некоторый предварительный результат,
Но лишь некоторая степень точности ответа
Не позволит принять его за постулат.

Таким образом, женщина — это анализ,
Выходящий за рамки квантифицируемых форм.
В ней нет числа, а есть одна лишь
Глубокомысленная сущность. И это, собственно, и есть тема нашего исследования.

Оглавление

Ненавистник

О, женщины, исчадья ада!
О, ведьмы с ангельским лицом!
Они меж нами, близко, рядом.
Они везде! Они кругом!!!

Губительницы душ невинных,
Мужчин преследуют всегда,
Таких невинных, безобидных,
Дурные мысли в них будя.

Остановитесь, не смотрите
На их бесовскую красу!
От их манящих глаз бегите.
В них прах и тлен, и страшный суд.

Погибнут все во мраке ночи!
Спасайтесь из последних сил!
Забудьте облик их порочный!..
Смотрите только на мужчин.

Оглавление

Казанова

О, красавица, отныне
Ты венец моих надежд.
Брось же старого кретина
И меня скорей утешь.

Я примчусь к тебе сегодня...
Эй, милашка, подожди!
Ни о чём не беспокойся,
Ждёт любовь нас впереди...

Боже мой, кого я вижу!
Величайшая из дам!
Страстью пылкой весь я выжжен.
Ради вас я все отдам...

Госпожа, вы так жестоки,
Не гоните меня прочь,
Смилуйтесь, у ваших окон
Я готов пропеть всю ночь...

Кто там? Верная подруга?
Ты опять меня ждала?
Рвусь к тебе, но нет досуга.
Все заботы и дела.

Я приду, но завтра, после.
Ну, пока...
Вот это да!
Как зовут вас? Завтра в гости
Приглашаю вас с утра.

В лес пойдем мы слушать птичек...
Милочка, не нужно слез.
Что за глупая привычка
Шутки принимать всерьез?..

Я в тебя влюблен был с детства...
Уходи. Ты мой позор...
Чудная, ты так прелестна...
Я жених твой? Что за вздор...

Я страдаю... Я в смущеньи...
Я лечу... Любовь моя!..

Всё, ушли. О, облегченье.
Как достали вы меня!

Оглавление
Бонаква 

Размышление над початой бутылкой "Бонаквы"

К бутылке ухо прижимая,
Шипенью вод внимаю я,
Меланхолично размышляя
О бренной сути бытия.

Вот из пучины на поверхность
Взмывает лёгкий пузырёк
Чтоб с тихим звуком кануть в вечность:
Недолгой жизни вышел срок.

Его душа несётся выше,
Через тоннель, на свет, туда...
Лети, пока открыта крышка,
Пока не выпита вода,

Пока ты помнишь направленье,
И различаешь цвет небес.
Лети! Ещё одно мгновенье
И ты забудешь, наконец

Тот мир, в котором растворённый
Ты тихо жизнь свою прожил…
Тебе, печалью удручённый,
Я строки эти посвятил.

Мне тоже суждено когда-то
Средь тысяч малых пузырьков
Лететь за линию заката,
За вереницу облаков…

Что день грядущий мне готовит?
Успех? Тоску небытия?
Вода, шепни хотя бы слово,
Скажи, хорошая моя!

И, слушая воды звучанье,
Я различаю в нём порой
Ручьёв волшебное журчанье
И моря ласковый прибой.

Оглавление


Поучительная история
о том, к чему приводят неумеренные поиски
Истинной Любви

Я искал её в бутылках,
Я искал её в кувшинах,
В лампах, в склянках, в керосинках,
Но нашёл одних лишь джиннов.

Мне дворцы они сулили,
Приглашали в Эмираты,
До небес превозносили
И закапывали в злато.

Набивали рот халвою
И киш-мишем угощали,
И несметною толпою
Мне наложниц пригоняли.

Копошась среди монеток,
Я кричал: "Хочу обратно!"
Если рот набит шербетом,
Получается невнятно.

О, Аллах, ты мой хороший!
Где же правда в этом мире?
И сижу я с кислой рожей
Среди гурий и визирей.

Оглавление
   
В начало
© 1990- Дечебал Григоруца
  Rambler's Top100